Главная Побочные эффекты курения электронной сигареты

Шмуэль левит статья о сахарном диабете читать онлайн


убрать жир с груди пауэрлифтинг

Сегодня наш собеседник - доктор наук Шмуэль Левит, ведущий израильский эндокринолог, заведующий институтом эндокринологии и диабета при больнице «Ассута» в Тель Авиве. Долгие годы доктор успешно лечит эндокринные заболевания различного типа, полностью «снимает» с инсулиновых уколов пациентов с диабетом второго типа, а также принимает активное участие в научных исследованиях, касающихся кардинальных вопросов эндокринной патологии.

— Доктор Левит, сколько лет Вы работаете в медицинской отрасли? Как известно, в медицине есть большое количество специальностей и специализаций. Почему решили выбрать именно эндокринологию?

— В своей области я работаю более 30 лет. На самом деле, выбор был сделан еще в детстве. Мне посчастливилось родиться в семье профессора эндокринологии, известного на весь бывший СССР, доктора медицинских наук , Левита Иосифа Давидовича, автора более 250 научных работ, автора монографии, а также многих диссертаций и трудов. Занимаюсь эндокринологией, можно сказать, с пеленок. Официальный стаж у меня больше 30 лет, из них более 20 лет – это эндокринология в Израиле. К сожалению, мой отец не успел репатриироваться в Израиль, но, как говорится, стараемся продолжать его дело.

— Насколько известно, Вы получили образование в России и после продолжили обучение в Израиле в институте эндокринологии при медицинском центре Бейлинсон. Какая принципиальная разница в подготовке кадров в этих странах, если сравнивать?

—  Начнем с того, что я, действительно, учился в России и в 90-м году защищал диссертацию в Ленинградском институте усовершенствования врачей. Но в Институте эндокринологии Бейлинсона я, практически, не учился. Когда из России молодые врачи приезжают в Израиль, то проходят определенную стажировку – можно так это назвать. Ушло несколько лет на то, чтобы пересдать все экзамены и подтвердить свои регалии и звания.

Разница в подготовке? Израильская медицина – это в значительной степени американская медицина. Разница подготовки – это вопрос школы. Ведь понимаете, в России существует и существовала Школа Василия Гавриловича Баранова – это ленинградский академик, гениальный эндокринолог, который основал школу эндокринологии в Питере еще в середине прошлого века и воспитал целую плеяду великолепных ученых-эндокринологов, одним из которых, кстати, был мой отец. И я себя тоже косвенно отношу к этой школе, потому что, как я уже сказал, я в Ленинграде защищал свою кандидатскую.

Это была настоящая школа. И эта школа, на самом деле, предвосхитила многие решения эндокринологических проблем, опередив своих современников на десятки лет. Я имею в виду и современников, своих коллег, за рубежом – тех же американцев и европейцев. Проблема в том, что Россия тогда находилась за «железным занавесом» и не было никакой возможности не только поехать и пообщаться, а даже элементарно прочитать то, что пишут коллеги. Поэтому сами незаметно для себя мы во многом опередили коллег из США и Европы.

Но, когда я приехал в Израиль, для меня это был культурный шок, если честно, и медицинский тоже. Потому что были какие-то определенные вопросы, где я был поражен уровнем непонимания таких элементарных, как мне казалось, вещей.

Я, в свое время, очень много занимался проблемой аутоиммунного тиреодита, (Хашимото) и был поражен, что не дают, допустим, иммуномодуляторы и иммуностимуляторы при этом заболевании. Можно долго рассказывать, показывать и перечислять, хотя, с другой стороны, американская медицина имеет большие преимущества в других областях. Например, в области эндокринологии надпочечников или репродуктивной эндокринологии. То есть, несомненно, были везде свои плюсы и минусы.

Заметьте, также, что американские доктора не посвящали львиную долю времени изучению «марксизма - ленинизма», что, в общем-то, тоже играло им на руку – гораздо больше занимались они медициной, и схемы медицинской зубрежки, слепое следование алгоритмам меня тогда просто поразили. У нас, при всей нашей за «железным занавесом» медицины, медицина-то была гораздо более либеральной – за врачом чаще оставляли выбор лекарственных средств и схем лечения. В то время как американская медицина – она как следовала, так и сейчас следует абсолютно «слепым» и четким предписаниям – попробуйтолько отклонись влево или вправо.

Везде есть определенные преимущества и недостатки, и наша задача, именно врачей- репатриантов – и в этом я вижу свое место, правильно понимать, что происходит, правильно сочетать преимущества западной и отечественной медицины. Мы поднабрались знаний со всех концов света и имеем представления о том, что происходит.

—  У Вас широкая специализация – это проблемы щитовидной железы, надпочечников, гипофиза, половых желез, нарушение обмена веществ, заболевания костной ткани. С какими из перечисленных проблемами чаще всего к Вам обращаются пациенты?

—  Проблемы щитовидной железы и гипофиза – на первом месте, – это из чисто эндокринной патологии, и вторая проблема – это диабет. Если можно их как-то грубо разграничить. Я хотел бы коснуться патологии щитовидной железы, и нужно подчеркнуть, что как раз сейчас пойдет речь о преимуществах европейской или западной, американской медицины. Хотел бы пару слов сказать о лечении радиоактивным йодом.

Дело в том, что в отношении лечения радиоактивным йодом. в особенности в Америке, имеется колоссальный опыт. То есть последние 90 лет примерно они очень широко применяют этот метод при болезнях щитовидной железы, особенно онкологии этого органа. Сфера применения радиоактивного йода - это не только рак, – это и повышенная работа щитовидной железы: токсический зоб, например, диффузный токсический зоб или узловой токсический зоб.

Кстати сказать, президент Буш - старший проходил лечение радиоактивным йодом. Будучи на посту президента, он заболел. Это было, по-моему, во время Иракской компании, где-то 23 года назад. И у него случился как раз приступ токсического зоба. Получив радиоактивный йод и оставаясь на посту, он продолжал бомбить Ирак и лишний раз доказал всему миру и себе, что лечение это действенное, эффективное и не требует госпитализации.

 Йод также применяется при лечении рака щитовидной железы – он является совершенно неотъемлемой частью терапии. К сожалению, в России и на постсоветском пространстве есть только считанные институты, их можно посчитать по пальцам одной руки, где проводят лечение йодом. Больные вынуждены уезжать в ближнее и дальнее зарубежье, где качество лечения йодом – это большой знак вопроса. У нас в Израиле это лечение поставлено на поток и опыт огромный. Здесь, опять же, я это отношу именно к преимуществам американской медицины, где все четко разработано, поставлены определенные критерии – мы знаем, как сделать правильно, какую дозу дать и как вести таких больных. Это, что касается щитовидной железы и, особенно, аспекта радиоактивного йода.

Что касается других заболеваний, таких как остеопороз, справедливо отметить, что у нас есть определенные наработки, а также достижения в диагностике. Мы принимаем больных с различными формами нарушения кальциевого обмена. Должен признаться, что очень часто мы диагнозы «снимаем» или меняем их на другие. Не потому, что там где- то врачи недоглядели или что-то в этом роде. Скорее просто потому, что у нас есть более точные средства диагностики. Также накопленный опыт играет здесь очень большую роль. Остеопороз – один из видов нарушения кальциевого обмена, который может проявляться повышением уровня кальция в крови и моче или, наоборот, его понижением. Это все крайне важно. В Израиле, и на Западе эндокринология занимается также изучением обменов липидов, (холестерин, липопротеины). К слову, это то, что, отличает эндокринологию отечественную, то есть российскую от американской, западной и израильской. Я был поражен, например, когда впервые приехал в Израиль, и меня обязали заниматься липидологией – обменами жиров в крови, то есть я этим раньше не занимался и, более того, насколько знаю, это даже не относилось к области эндокринологии. Также, как, наверное, и обмен кальция мало относился в то время. Сейчас все поменялось. По большому счету, это та патология, с которой приходится чаще всего работать. Есть еще одна область – это область надпочечниковых заболеваний. У меня сейчас находится под наблюдением девушка из России, у которой нашли узелок в надпочечнике и не знают, откуда он взялся и что с ним делать. Мы провели определенный тест, очень простой: вводится вещество, стимулирующее работу надпочечников, и по реакции надпочечников, то есть по тому уровню гормонов, которые начинают вырабатываться, мы определяем характер заболевания. Удалось найти у нее довольно редкое заболевание, которое объясняет и нарушение работы надпочечников, и узелок в самом надпочечнике, а также другие симптомы, отмеченные пациенткой. Лечение заболевания оказалось простым: она будет получать всего пол таблетки определенного вещества, которое совершенно для нее безвредно. Девушка будет здорова, думаю, родит детей и все будет хорошо.

—  Можно ли определить группы риска – людей, которые с большей вероятностью могут заболеть эндокринными заболеваниями?

—  Самый простой способ, каковым мы выявляем группы риска – это, так называемый, семейный анамнез. То есть, если в семье кто-то болен, например, сахарным диабетом, то вероятность сахарного диабета у потомков или сестер, братьев тоже возрастает. Если у кого- то есть болезни щитовидной железы, узлы или рак – ситуация аналогичная. То есть здесь играет роль наследственный фактор.

Из факторов предрасположенности к эндокринным заболеваниям, и нарушениям обмена веществ, прежде всего, я бы отметил ожирение. Наш институт занимается проблемами ожирения и снижения веса последние 5-7 лет. И мы это делаем весьма и весьма успешно. Настолько успешно, что мы излечиваем диабет второго типа, либо приводим диабет к ремиссии – это практически излечение на неопределенный срок. Мы «снимаем» людей с инсулина. Очень часто люди получают инсулин не по показаниям. При том назначаются совершенно излишние дозы этого сильного, а порой и опасного лекарственного препарата. Таким образом, здесь, если мы уже коснулись темы диабета и ожирения, это уже предрасположенность к нарушению обмена веществ вообще. Там уже вовлекается в процесс и липидный обмен, и артериальное давление. Кстати, эндокринология в Израиле занимается проблемами повышенного давления. Люди, у которых есть гипертония, обращаются к эндокринологам и часто находят решение проблемы именно в эндокринологии.

Так вот, ожирение, особенно, серьезные его формы – это самый большой фактор риска, на который я мог бы указать в плане эндокринологии и эндокринных проблем.

Сегодня я возглавляю направление в диабетологии, которое утверждает на весь мир, что сахарный диабет второго типа – это не просто излечимое заболевание, но это быстро излечимое состояние. Свои работы я публикую в мировой печати. И мы не только это провозглашаем – естественно, доказываем на практике, что так оно и есть. Для этого мы пользуемся высокими технологиями, то есть проводим, так называемое, постоянное мониторирование сахара. Кстати, эти технологии есть во всех странах – в России и Украине тоже. Я, например, называю это ЭКГ диабета. Постоянное мониторирование сахара для эндокринолога имеет тот же самый смысл , что электрокардиограмма для кардиолога..

Поэтому диабетология, на мой взгляд, не может называться современной, если она не использует высокие технологии и постоянное мониторирование сахара в рутинном режиме. То есть, это обязано быть основой подбора лечения, основой того, что сегодня мы можем не только измерить постоянное движение сахара, но и расшифровать эти записи и даже предсказать, насколько можно повернуть заболевание вспять. Допустим, насколько вероятно полное или частичное избавление больного от уколов инсулина. Подчеркиваю, я говорю только о диабете второго типа.

—  Есть ли меры профилактики, которые помогут снизить риск встречи с этими недугами? 

—  Метод покажется очень банальным, но, как ни странно или скучно это звучит, ноименно здоровый образ жизни является профилактикой всех болезней, включая заболевания эндокринной системы, онкологию, инфекционные болезни, проблемы с давлением, остеопороз. Если человек следит за собой, поддерживает определенный уровень физической активности, не страдает избыточным весом и делает все, для того, чтобы предотвратить проблемы в будущем, например, ожирение, то вероятность развития у такого индивидуума эндокринной патологии, как и любой другой, в разы, а иногда десятки раз меньше, чем у тех, кто не занимается своим здоровьем. Кроме того, образ мышления играет очень большую роль.


— 
Можно ли назвать статистическую распространенность уровня эндокринологических заболеваний в общей массе населения в Израиле и в странах СНГ?

—  Существует масса статистических данных о тех или иных болезнях щитовидной железы, например. Также обстоит дело с диабетом, патологией надпочечников, нарушениями липидного обмена и другими отклонениями. На самом деле, данные России и постсоветского пространства, а также других западных стран, которые относятся к категории развитых государств, примерно одинаковы.

Сегодня лидирующее положение, например, по диабету не у Европы, Америки или Израиля, а именно у Дальнего Востока – Китая и Кореи. Почему? Потому что эти страны недавно «вкусили плоды цивилизации», включая стрессовый образ жизни, низкий уровень физической активности, загрязнение окружающей среды. Если мы уже находимся под влиянием всех этих «достижений» на протяжении многих десятилетий, то, скажем Китай, или та же Корея, и, в целом, Дальний Восток совершили этот скачек резко. У них бешеная заболеваемость в отношении нарушений обмена веществ. Что значит бешеная? Это нарастание темпов. Простой «срез» среди населения покажет, что, например, диабет встречается в 8-10% случаях. Само по себе, это огромное количество. Можете себе представить: на каждый миллион населения приходится 100 000 человек, которые страдают от диабета. Это огромное количество людей. При этом заболевание существует как в скрытой форме, так и в явной. И это только один диабет, не считая других патологий.

Но, я считаю, что мы не должны запугивать наших пациентов. Вспоминается старая добрая шутка: «Нет здоровых людей, а есть только недообследованные». С другой стороны, хочу внушить осторожный оптимизм. В большом количестве случаев эндокринная патология является следствием нездорового образа жизни, но она же представляет собой обратимый процесс, когда мы подобный образ жизни заменяем на здоровый. К тому же у нас есть специально разработанные схемы, которые помогают пациентам с помощью курсов лекарственной терапии и не только, пересмотреть отношение к жизни. Например, у меня в штате есть консультант по здоровому образу жизни, отдельный диетолог и специально обученный персонал, помогающий больному поменять привычки.

—  Расскажите, пожалуйста, коротко о самых запомнившихся случаях из практики.

—  Как и у каждого врача, у меня есть запоминающиеся случаи. Я, наверное, остановлюсь на двух позициях. Первая – это освобождение людей от уколов инсулина. Это невероятное счастье не только для пациентов, но и для доктора, который освобождает больного от необходимости вводить препарат во множественных инъекциях – иногда 4- 5 раз в день. К тому же, требуется регулярное отслеживание уровня сахара, что тоже доставляет дискомфорт. Представьте себе человека, который многократно должен колоть себя инсулином, а также несколько раз в день колоть пальцы для измерения сахара. Каково качество жизни такого человека?

К тому же, инсулин вызывает внезапное падение сахара – гипогликемию. Это ужасное состояние, которое может быть потенциально опасным и даже смертельным, например, есть вероятность смерти во сне.

Я впервые начал заниматься этой проблемой где-то 7 лет назад, когда мне удалось полностью избавить одного, потом еще несколько пациентов от уколов инсулина с помощью моей методики. Но, чтобы подробно рассказать об этом направлении, нужна целая лекция. Однако смысл очень прост. У меня тоже заняло время осмыслить это, поскольку вся современная западная медицина утверждает, что сахарный диабет второго типа – это хроническое, неизлечимое заболевание, которое от года к году прогрессирует. Я со своими коллегами утверждаю совершенно противоположное и это доказано на практике. Еще раз озвучу главную мысль: сахарный диабет – это быстро излечимое состояние. И я намерено не употребляю слово «заболевание», потому что не считаю сахарный диабет второго типа заболеванием. Сейчас таких случаев у меня не единицы и даже не десятки.

—  Были случаи, когда я смог с помощью моих коллег разобраться с загадочной болезнью, которая называется остеопороз у беременных, то есть во время самой беременности или после родов возникают спонтанные переломы, что очень опасно для здоровья. До сих пор никто не знал, почему это происходит, но мы выдвинули свою теорию – думаю, она верна.

У меня были случаи, когда мы добивались фертильности у мужчин, которым ставили диагноз бесплодие. Можно здесь долго рассказывать. Думаю, когда выйду на пенсию обязательно издам книгу, в которой будет собрано большое количество необычных случаев. Они обязательно должны быть опубликованы, поскольку это, на мой взгляд, весьма поучительно для поколения молодых докторов.

Хотел бы еще несколько слов сказать о диабете первого типа, которым мы также углубленно занимаемся. Горжусь тем, что сегодня Израилю принадлежат лидирующие позиции по изучению и лечению данной патологии. На завершающем этапе находится создание искусственной поджелудочной железы. Речь идет о приборе, который сам чувствует сахар человека и, по необходимости, впрыскивает инсулин в организм. Пациенты с диабетом первого типа, которые носят на себе этот прибор, ничем не отличаются от здоровых людей. Горжусь тем, что в нашей стране данная разработка вышла на завершающий этап. Полагаю , что и при диабете второго типа искусственная поджелудочная железа тоже найдет применение.


Ольга Дидок специально для медицинского центра 
ExpressMedical.

Источник: http://expressmedical.ru/2-uncategorised/220-%D0%B...


дерматолог морщины под глазами
Гепатит в у мужа беременность..
Читать дальше

Диарея от силимара